Places to visit in Jerusalem

Иерусалим по книге Давида Гросмана "С кем бы побегать?"


Description:

Эта прогулка по Иерусалиму будет интересна тем, кто знаком с творческом Давида Гроссмана, а у того, кто еще не читал роман «С кем бы побегать?», вызовет желание его прочесть. Казалось бы, эта книга о подростках и для подростков, но она выходит далеко за границы переходного возраста и напоминает читателю о том, что поиск, творчество, дружба, отвага и преданность сопровождают нас всю жизнь. Прогулка основана на романе, но берёт нас намного дальше, чем описанные Грассманом места. Маршрут приглашает в иерусалимские дворы, позволяет увидеть улицы через призму времени, под углом волшебства, в контексте чуда, которое происходит тогда, когда вы воспринимаете двор как комнату, а улицу как квартиру. Когда чужие люди смотрятся как соседи, а уличные животные становится домашними питомцами. Эта прогулка красива в любое время года, а во время праздника Ханука становится интересной вдвойне - ведь это время чудес! Только не забудьте одеться тепло – в Иерусалиме зима.

Languages: RU
Author & Co-authors
Evgeny Praisman (author)
I’m a professional historian and tour guide. I have visited almost 50 countries and more than 300 cities and share my routs through Pinsteps easily and with a big pleasure. Hope you will enjoy my pathways and share them with your friends!
Distance
3.56 km
Duration
2h 3 m
Likes
19
Places with media
37
1
Sergei's Courtyard
Uploaded by Evgeny Praisman

Это красивое здание, построенное русскими зодчими в конце девятнадцатого века, предназначалось для русских паломников и входило в комплекс «русских земель» в Иерусалиме. Подворье было переименовано в Сергиевское после смерти Князя Сергея Александровича, погибшего в Москве в результате теракта в феврале 1905 года.

2
Сергиевское подворье, Иерусалим
Uploaded by Evgeny Praisman

Архитектурной особенностью здания является красивая угловая башня, которая в романе Грассмана олицетворяет затворническую башню не существующего монастыря Теодора. В ней живет монахиня, которая добровольно отошла от светского мира пятьдесят лет назад и у которой находит понимание и утешение Асаф – главный герой романа, бегущий за бездомной собакой Динкой в поисках ее хозяев.

3
Сергиевское подворье, Иерусалим
Uploaded by Evgeny Praisman

Рядом с картиной на стене здания, созданной художницей Лиорой Вайз, приведена цитата из книги: «Он (Асаф) увидел, как пальцы старухи запутались в шнурках. «Какая глупую подругу я себе нашел» - подумал он. Она подняла на него глаза и посмотрела взглядом полным стеснения: «пятьдесят лет не завязывала шнурки и совсем разучилась…» Он склонился перед ней, и с трепетом, как принц перед Золушкой, завязал ей шнурки.

4
Сергиевское подворье, Иерусалим
Uploaded by Evgeny Praisman

Гроссман незаметно сравнивает в этом эпизоде немощную старость, помноженную на жизненную мудрость с беспечной молодостью, помноженной на самоуверенность. Но в их примирении и взаимопонимании рождается доверительная дружба. Немного похож этот эпизод и на судьбу самого здания, которое, после долгих лет запустения и тяжб, стало красивым отелем бутик с изысканным кафе и приятным двориком. Их следует посетить если открыто.

5
Площадь Джинио, Нахалат Шива, Иерусалим
Uploaded by Evgeny Praisman

Мы пересекли современную пешеходную улицу Яффо и зашли в квартал Нахалат Шива. Этот квартал был одним из трёх первых кварталов, появившихся за пределами стен старого города во второй половине девятнадцатого века. Его основали семь известных человек, что, собственно, дало ему название: Нахалат Шива – это поселение семи. Все кварталы «нахлаот» сосредоточены сегодня вдоль улицы Яффо и являются одними из самых живописных и характерных кварталов Иерусалима. Именно на их улицах разворачивается действие романа «С кем бы побегать». Эта уютная площадь квартала Нахалат Шива расположена между старыми синагогами и самым известным в Иерусалиме литературным кафе «Тмоль Шильшом». Площадь носит имя семьи Джинио – ведущей свою историю из средневековой Испании. После изгнания евреев из Испании они перекочеваои в Салоники и позже в Иерусалим и стали первыми виноделами в старом городле, а затем здесь – в Нахалат Шива.

6
Тмоль Шильшом, Иерусалим
Uploaded by Evgeny Praisman

Литературное Кафе Тмоль Шильшом обязано своим названием Шай Агнону – знаменитому ивритскому писателю. Он родился в городке Бучач под именем Йосеф и прославился своими короткими рассказами о быте иерусалимцев. Именно в романе Тмоль Шильшом (вчера позавчера) он описывает жизнь в кварталах Нахлаот и не спроста открытие маршрута по книге Давида Гроссмана «С кем бы побегать» состоялось здесь в «Тмоль Шильшом». В этом событии прослеживается связь рассказов Агнона о «когдатошнем» квартале Нахоаот и Гроссмана о современном, ведь его книга увидела свет всего двадцать лет назад.

7
Кикар Цион (Площадь Сион) Иерусалим
Uploaded by Evgeny Praisman

Мы вышли на одну из самых оживленных и известных площадей Иерусалима. Она сложилась исторически на месте пересечения дороги на Яффо и улицы Бен Иегуда, уходившей в глубь кварталов Нахлаот. Израильское общество очень политизировано. Даже когда мы говорим о литературе, о романе, в котором нет политики, нельзя не вспомнить об авторе романа и его взглядах. Давид Гроссман известен своим левыми взглядами. Его сын трагически погиб во Второй ливанской войне и Гроссман обвинил в его смерти тогдашнего премьер-министра Израиля Эгуда Ольмерта. Так сложилось, что Площадь Сион исторически являлась площадью демонстраций, ассоциируемых с наболевшими политическими противоречиями в обществе. Здесь в 1948 году Менахем Бегин провозгласил о расформировании Эцель и вхождении его бойцов в Армию Обороны Израиля. В 1952 году отсюда отправилась процессия протеста против получения репараций от Западной германии. В 1971 году здесь проходили протесты «Чёрных пантер» против надменного и унизительного отношения к выходцам из Морокою со стороны правительства Голды Меир и ашкеназского истеблишмента. В 2005 году на площади прошла бурная демонстрация против выхода из Сектора Газы. В романе Гроссмана именно к этой площади относится цитата: «Тамар взяла Шая за руку и потащила его за собой. Он подался с тяжестью. Динка (собака) подскочила, и, вся перепуганная, начала теряться между ногами людей. Тамар закричала Шаю: "Беги!", но он лишь с трудом передвигал ноги. Слишком медленно, как будто специально хотел, чтобы его схватили. Собака громко лаяла, а Тамар звала ее в надежде, что она побежит к ней". Это сцена отчаяния, страха, неразберихи. Уютный и доверчивый Иерусалим в мгновение ока может превратиться в жестокую стихию страстей. Таков этот город с незапамятных времён по наши дни.

8
Перекрёсток Бен Иегуда и Мордехай Бен Гилель, Иерусалим
Uploaded by Evgeny Praisman

Роман «С кем бы побегать» можно назвать приключенческо - детективной историей. Один из кульминационных моментов интриги, Гроссман выводит в следующем тексте: Наконец-то Хонигман развернул записку: "Это Тамар и мне очень-очень-очень нужна ваша помощь. Пожалуйста, поговорите с Леей и передайте ей: в назначенный час, в назначенный день на улице Шамай напротив стоянки такси". Это место находится неподалёку на параллельной Бен Иегуде улице Шамай. Вместе они создают знаменитый иерусалимский треугольник очерченный Яффо, Король Георг и Бен Иегуда – это самое живое место города, это его сердце на протяжении уже почти ста лет новой истории.

9
Талита Куми, Иерусалим
Uploaded by Evgeny Praisman

Мы вышли на одну из самых важных улиц города – проспект Георга Пятого – английского короля, правившего в то время, когда Британия владела Палестиной в период с окончания Первой до окончания Второй мировой войн. До того, как была создана эта улица англичанами в двадцатые года прошлого столетия, здесь возвышалось величественное здание приюта для девочек, именовавшегося Талита Куми. Христианский приют использовал в своем названии евангельскую историю о воскрешении девушки по имени Талита (Тавифа). Не спроста именно здесь Гроссман повстречал Тамар с женщиной: "Прости меня, девочка, что я спрашиваю" со сладострастием произнесла женщина и приблизила свое дряблое одутловатее лицо к лицу Тамар, - "но твои родители знают о том, что ты вот так вот одна на улице?" Бывает, что абсолютно посторонние люди своими беспечными вопросами открывают нам глаза на жизнь и заставляют задуматься. Для Тамар жизнь на улицах Иерусалима стала и жестокой и мудрой школой, которая сделала ее сильнее, не истребив ее веру в добро, дружбу и верность.

10
Перекрёсток Георга Пятого и Яффо, Иерусалим
Uploaded by Evgeny Praisman

В самом начале улицы Георга Пятого на стене дома установлена памятная табличка, повествующая о закладке улицы в честь английского короля. Эта табличка безучастно взирает на оживленное движение, на суету прохожих и как будто возносится над городом в далёкие дали великой империи, где совсем другой отсчёт времени, другой ритм и другая жизнь. Где правят короли и королевы, рождаются принцы и венчаются принцессы. И только розовый тёсанный иерусалимский камень напоминает о том, что в этом городе вечность больше, чем время, а королей он видел не меньше, чем названий улиц.

11
Книжный магазин на Эвен Исраэль, Иерусалим
Uploaded by Evgeny Praisman

Обратите внимание на то, что на этой иллюстрации к роману, Лиора Вайс изобразила самого Давида Грассмана, сидящим за столиком в кафе. Его легко узнать по очкам. На этой улице находится один из древних книжных магазинов и аллегорическая связь ясна. Здесь прямо-таки хочется взять книгу с полки, открыть на любой странице и прочитав наугад предложение, задуматься о том, чтобы это значило? Цитата: «Ключи я оставлю под вторым деревом. Если ты решишь, что тебе надоело спать в парке Независимости, ну, скажем, не устраивает тебя тамошнее обслуживание - приходи ко мне на склад. Хоть одну ночь поспишь по-человечески. Идёт?»

12
Улица Агриппы, Иерусалим
Uploaded by Evgeny Praisman

Мы оставим на некоторое время историю «С кем бы побегать» и поговорим о Иерусалиме в контексте его красочной палитры, вдохновляющей писателей, художников, артистов и деятелей искусств. Ведь Давид Гроссман сам уроженец Иерусалима. Начало двадцатого века было временем рассвета города. Иерусалим бурно застраивался, складывался собственный архитектурный стиль и закладывались основы современного города. Одним из важных моментов этого развития было производство керамической плитки для пола. Многие плитки производились вручную и раскрашивались вручную. Здесь мы видим примеры сохранившихся изразцов. Эта выставка создана жителями города, которые фотографируют сохранившиеся фрагменты и вместе сохраняют страниц истории.

13
Эвен Исраэль, Иерусалим
Uploaded by Evgeny Praisman

Улица Агриппы – древнего царя Иерусалима - стала вырисовываться в конце девятнадцатого века, когда вдоль нее начали застраиваться еврейские кварталы. Один из таких кварталов назывался Эвен Исраэль и представлял из себя двор, вокруг которого стояли дома. Вход в такой квартал был исключительно через арочные ворота.

14
Эвен Исраэль, Иерусалим
Uploaded by Evgeny Praisman

Квартал Эвен Исраэль расположен между улицей Яффо и Агриппа. Он строился в 1875 году для ашкеназов и сефардов и в нём было задумано две синагоги для каждой общины. Посреди двора была общая печь и водохранилище, а название свое квартал получили по гематрии числа 53 (Эвен). Именно столько наделов земли было роздано под застройку.

15
Эвен Исраэль, Иерусалим
Uploaded by Evgeny Praisman

Многие интересные люди жили в этом квартале. Например, Ехиэль Пинес – представитель известного английского филантропа Мохзеса Монтефиори. Пинес придумывал слова на иврите. Ему принадлежать слова циркуль, часы и помидор. Его дочь Ита была замужем за Давидом Елином – одним из основателей первой массонской ложи в Палестине, основателем квартала и профсоюза преподавателей иврита. Даже миллионерша Ребекка Леви из Америки жила здесь, в местом небоскрёбе – трёхэтажном здании с покатой оцинкованной крышей. Во времена месяца элуля обострялись отношения между сефардами и ашкеназами. В сефардских общинах принято читать молитвы о прощении по ночам на протяжении всего месяца, а у ашкеназов только между рош ашана и йом кипур. Ночные стенания сефардов не давали ашкеназам спать и только йом киппур примирял всех в своем всепрощении.

16
Эвен Исраэль, Иерусалим
Uploaded by Evgeny Praisman

Сегодня в квартале Эвен Исраэль, как и во всех кварталах Нахлаот царит уютная домашняя атмосфера и здесь много литературных и музыкальных салонов. Помните кафе Тмоль Шильшом? Вот и салон Агриппа порадует вас интеллектуальной атмосферой и качественными мероприятиями.

17
Синагога Хесед Верахамим, Оэль Моше, Иерусалим
Uploaded by Evgeny Praisman

После создания квартала Эвен Исраэль, буквально как грибы после дождя, в восьмидесятые годы девятнадцатого века в Иерусалиме стали появляться кварталы под именем Мошэ. (Мозес). Это стало возможным благодаря фонду Мозеса Монтефиори, управлял которым Йоэль Пинес. Сефарды и ашкеназы рьяно конкурировали между собой кому достанется какой квартал и кому раньше, а кому позже и на этой почве все вместе не возлюбили Пинеса, беспочвенно обвиняя его в том, что он заботиться о «другой» стороне. Пинес, в свою очередь, «полюбил» новоприбывших из восточной Европы и помогал им приобретать землю и стырить свои поселения вдалеке от Иерусалимских распрей. Так появился Ришон ЛеЦион. А в Иерусалиме появлялись кварталы Мошэ. Охель Моше, Мазкерет Моше, Ямин Моше, Зихрон Моше, Кирьят Моше. Шай Агнон в своем рассказе Тмоль Шильшом даже шутил по этому поводу: там, в Иерусалиме, каждое место носит имя Мошэ. Мазкерет Мошэ, Оэль Мошэ, Ямин Мошэ, Зихрон Мошэ, и пока ты идёшь к какому-то из этих Мошэ, обязательно забудешь то маленькое словечко, которое привязалось к Мошэ, и обязательно придёшь не к тому Мошэ. Синагога с кованными вратами и гимном Эшет Хаиль на двери Эзрат Нашим была построена в 1925 году сефардской общиной и расположена в квартале Мазкерет Мошэ, предназначенном для ашкеназов, а буквально через дом, начнётся квартал Оэль Моше – предназначенный для сефардов.

18
Абустан Асфаради, Нахлаот, Иерусалим
Uploaded by Evgeny Praisman

Перед нами один из самых маленьких и самых знаковых иерусалимских парков. Здесь растёт шелковица, воспетая в песнях Иегуды Баная – известного израильского режиссера сценариста и актёра, родившегося и выросшего через дорогу – в квартале Махне Иуда (там, где сегодняшний рынок). Сегодня этот парк даже называется Бустан Асфарадим – Сефардский сад по одноименному мюзиклу Ицхака Навона - пятого президента Израиля, писателя и этнографа. Все эти песни, постановки и спектакли описывают жизнь в маленьких сефардских кварталах Иерусалима. Жизнь полную шума, красок, страстей, мудрости и откровенности, той жизни, о которой так любят вспоминать иерусалимцы. Не спроста Давид Гроссман привел героев своего романа в этот сад: Асаф и Динка прошли мимо открытых дверей синагоги, за которыми молились полуденную молитву люди, отвлёкшиеся на перерыв, в рабочих одеждах, просто зашедшие с улицы. Они пели знакомый Асафу от отца и деда мотив. Дальше была безобразная бетонная стена районного бомбоубежища, раскрашенная детскими рисунками, еще дальше - синагога и узкий переулок, занавешенный как свадебным балдахином ветвями плакучей ивы.

19
Улица Акармель, Оэль Моше Нахлаот, Иерусалим
Uploaded by Evgeny Praisman

Мы переходим квартал Оэль Мошэ и прямо перед нами дом, в котором жила семья Шломо Исраэля и Ханы Ширизли. Они приобрели типографию Бен Иегуды – человека, возродившего современный иврит. Они выпускали первые знаменитые Иерусалимские газеты и книги на идише, ладино и иврите.

20
Дом Менахема и Маргалит Коэн, Нахлаот, Иерусалим
Uploaded by Evgeny Praisman

После Первой мировой войны в Палестину приехали еврейские беженцы из Греции. Они создали квартал Флорентин в Тель Авиве, «Турецкий Базар» в нижней части Хайфы и поселились здесь, в квартале Оэль Моше в Иерусалиме. В этом доме жила семья Менахема и Маргалит Коэн. На фото, сделанном в 1940 году, в центре можно видеть Пепо и Нону – так их называли на районе. Вокруг их многочисленные дети, ставшие со временем раввинами, судьями, общественными деятелями и предпринимателями.

21
Дом Эфраим Навон, Нахлаот, Иерусалим
Uploaded by Evgeny Praisman

В квартале Оэль Моше поселились и жили разные люди и многих сефардских общин. Из Ирака, Турции, Греции, Сирии. Например, в 1898 году из Алеппо (Сирия) приехал сюда раввин и каббалист Шалом Адайя. Он любил шутить: Я приехал сюда, потому что здесь говорят на ладино, а я не говорю на ладино и так я не услышу ерунды и не скажу ерунды. Но известность этому дому принесла задолго до конца девтнадцатого века семья Эфраима Навона - еврейского законника восемнадцатого века.

22
Дом семьи Арвац, Нахлаот, Иерусалим
Uploaded by Evgeny Praisman

Семья Арвац не является выдающимися каббалистами, знатоками Торы, мудрецами или известными общественными деятелями. Это обычная семья с обычной судьбой. Рафаль Арвац был бойцом Пальмаха, он сопровождал конвои в осажденный Иерусалим в 1947 году, участвовал в защите еврейского квартала старого города, был ранен, воспитал со своей женой достойных детей, рассказывал истории семьи и соседей и прослыл живой книгой Оэль Моше. Ему посвятили дети и соседи эту мемориальную доску.

23
Площадь Ицхака Леви, Нахлаот, Иерусалим
Uploaded by Evgeny Praisman

Эта площадь носит имя Ицхака Леви и является сердцем всего квартала. Кстати, в нем проживало всего 64 семьи. Ицхак Леви писал музыку и сумел воспеть в своих произведениях далекую красивую Испанию – время золотого века Сефардской общины. Сделайте остановку, присядьте на скамейку и послушайте один из самых красивых его мотивов и слова языка сефардских евреев – Ладино. А потом отправьтесь дальше через угловой дом семьи Синьора – выходцев из Измира – первого мухтара (старейшины) квартала, которого арабы в Старом городе, где он держал лавку зеленщика, с уважением, называли Раис (Президент). Раис обычно будил соседей стуком посоха а железные ставни синагоги призывая их на молитву.

24
Раби Арье, Мазкерет Мошэ, Нахлаот, Иерусалим
Раби Арье, Мазкерет Мошэ, Нахлаот, Иерусалим

Мы выходим на одну из самых известных улиц в Нахлаот. Это улица раввина Арье Левина – иерусалимского праведника.

25
Улица Мазкерет Моше, Нахлаот, Иерусалим
Улица Мазкерет Моше, Нахлаот, Иерусалим

Улица Мазкерет Мошэ выводит нас к ашкеназскому кварталу Мошэ. Он стал развиваться на земле, которая, по соглашению между двумя соседними кварталами перешла введение фонда Монтефиори.

26
Раби Арье, Мазкерет Мошэ, Нахлаот, Иерусалим
Uploaded by Evgeny Praisman

Изначально этот квартал был самым бедным и грязным из всех Нахлаот. Даже в газете Бен Иегуды (отца современного иврита) было напечатано объявление о том, что, если жители не будут следить за чистотой и порядком их придётся выселить. Угроза, прозвучавшая со страниц одного из самых уважаемых изданий начала двадцатого века, видимо возымела действие, и жители стали следить за чистотой улиц. В самом центре квартала даже хотели разбить парк из кустов сирени и эвкалиптов. Этого не произошло, но как память об этих стремлениях, можно увидеть один высокий эвкалипт над бетонным бомбоубежищем – именно его упоминает Давид Гроссман. На большом заколоченном доме, бывшим в конце тридцатых годов прошлого столетия клубом для молодёжи, можно видеть стальные рельсы – поддерживающие балкон – это типичное строительство для двухэтажных зданий в то время. Так же можно увидеть интересные ставни, в которых открывается нижняя часть отдельно от верхней. Это признак того, что в доме что-то делали на продажу. Например еду, или занимались починками или чисткой обуви.

27
Керамика Рики Салама, Нахлаот
Керамика Рики Салама, Нахлаот

Этому кварталу очень пойдет сегодня такие маленькие студии, керамики, лепки, различных поделок. Может быть это первая ласточка, а может быть вы захотите поселится здесь и открыть что то свое?

28
Дом Раввина Арье Левина, Иерусалим
Uploaded by Evgeny Praisman

В этом доме жил реб Арье. Он приехал в Иерусалим из Польши и скоро стал известен как заступник за осуждённых. По субботам он пешком отправлялся в иерусалимские тюрьмы (мы еще их увидим) и навещал заключенных. Сначала это были уголовники, потом, во времена английского правления – еврейские политические заключенные. Так, Арье Левин получил прозвище «Отец заключенных».

29
Графити Раби Арье, Иерусалим
Uploaded by Evgeny Praisman

Конечно же у этого граффити есть смысл. Наверно вы догадались о том, что здесь изображен Рав Арье Левин. Но есть и много другой символики. Иерусалим старый (улочки и лесенки) и новый (строительные краны). Дерево – символ жизни и звезды на нем, как мерцающие души. Души еврейских бойцов, погибших в боях за Гуш Эцион, опознание тел которых проводил Арье Левин и, не имя возможности опознать тела, применил редкий обычай гораль ха-Ра, восходящий к Виленскому Гаону.

30
Парк Лошади, Иерусалим
Uploaded by Evgeny Praisman

Сегодня это место называется Садом лошади и по пятницам здесь проходят блошиные рынки. Когда-то это место было расположено достаточно далеко от старого города Иерусалима. Первыми жителями этого района были евреи. Во время массивной застройки вдоль улицы Бен-Иегуда арабо-христианский архитектор и подрядчик Джордж Шибер приобрел этот участок. В конце 1920-х годов он служил футбольным полем для команды Хапоэль Иерусалим, но у Шибера были большие планы на его застройку. В 1930-х и 1940-х годах были представлены различные программы, в которых предлагались театр, кинотеатр, торговый центр, небоскреб и гостиница, спроектированная семьей Ерахмиэля Амдурских. Амдурские были хозяевами знаменитой еврейской гостиницы на площади Омара перед Яфскими воротами. В 1936 году был выкопан глубокий котлован, чтобы заложить фундамент для 8-этажного здания, которое в будущем планировалось превратить в 15-этажное здание. С началом Великого арабского восстания в 1936 году работа была остановлена, и инвесторы вышли из проекта. Оставшийся котлован была прозван: «Яма Шибера».

31
Парк Лошади, Иерусалим
Uploaded by Evgeny Praisman

В 1997 году в саду была установлена скульптура в виде лошади, названная «Лошадь мира». В то время вообще все было принято называть и связывать с Миром. Такая была эйфория. Эту лошадку подарило Иерусалиму правительство Словении по случаю 3000-летия основания Иерусалима. Во время протеста против дороговизны жизни в Израиле в 2011 году в этом саду возле лошадки была установлена центральная палатка этой манифестации протеста. По иронии судьбы, дороговизна жизни не исчезла, а на месте палатки появился блошиный рынок.

32
Бывшее здание парламента Кнессет Исраэль, Иерусалим
Бывшее здание парламента Кнессет Исраэль, Иерусалим

В этом угловом закругленном здании находился Кнессет - парламент Израиля вплоть до 1966 когда было открыто современное здание.

33
Общественный туалет возле Музея итальянского еврейства, Иерусалим
Общественный туалет возле Музея итальянского еврейства, Иерусалим

Туалет – самое время и самое место.

34
Кикар Ахатулот, Иерусалим
Uploaded by Evgeny Praisman

Мы вышли на одну из самых тусовочных площадей города, именуемую в народе Кикар ХатУлот. Именно так, с неправильным ударением на «У». В переводе это значит площадь кошек, и никто не сможет вам сказать почему она так называется. Одни утверждают, что из-за кошек, другие будут вспоминать семидесятые, когда на площади собирались гуляки и именовали девушек кошечками. Как бы то ни было, официальное название этой площади – Макаби Моцри по имени командира Пальмаха, в войну за Независимость. Именно эта площадь всегда была площадью молодёжи. Здесь тусовались подростки, стихийно расставлялись лотки со всякой дребеденью из Индии и Китая, плели фенечки, косички, пили, шумели, подсаживали ни иглу и просто беспечно сидели на тротуарах под неусыпным взглядом патрульных и дружинников. Именно здесь, мы завершим «С кем бы побегать» цитатой: «Она спустилась на площадь "ХатУлот" и прошлась между лотками, освещёнными светом фонарей. Украдкой прикоснулась щекой к мягкой ткани импортных джинсов и индийским разлетайкам. Она любила эту площадь, несмотря на то что Идан и Ади твердили что это просто Пикадилли для бедных». Отсюда поднимемся к началу маршрута, завершив несколько тем.

35
Кикар Ахатулот, Иерусалим
Кикар Ахатулот, Иерусалим

Современная площадь Хатулот эффектно выделяется на фоне нового музея толерантности, а над ней поднимается к улице Яффо еще один квартал Нахлаот – Нахалат Шива, там расположено литературное кафе Тмоль Шильшом – мимо него мы проходили.

36
Площадь Ашотер, Иерусалим
Uploaded by Evgeny Praisman

Мы вернулись к улице Яффо. Ее красивая архитектура – след британского правления в Палестине. Здание со львом – символом евангелиста Марка - на вершине фасада лишний раз подчёркивает столичность Иерусалима в глазах Англичан. Здесь же в зданиях русских паломников, англичане устроили самые большие и ненавистные иерусалимские тюрьмы. Сюда отправлялся по субботам утешать заключенных Раби Арье.

37
Троицкий собор, Иерусалим
Uploaded by Evgeny Praisman

Камеры предварительного заключения располагается здесь и по сей день. Только спокойное величие Троицкого собора – русской православной церкви, да и огромная колонна, высеченная из камня и лежащая здесь со времен строительства Иерусалимского храма, напоминают о вечности города, бренности бытия, изменчивости времени и ценностях дружбы, верности, творчества и свободы. Свободы в душе, в сердце, на страницах книги, где нет никого, кроме тебя и писателя. Спасибо, что прогулялись (пробежались?) с нами.

Don't waste time for planning
Use detailed routes created by your friends and professionals.
Don't be afraid to get lost in new places!
Pinsteps - globe travel application. Travel pictures.
Don't waste time for planning
Open the world with experience of your friends and professionals without any fear.
This website uses cookies to ensure you get the best experience
OK
Share
Send
Send